Пчела

Отражения образа Пчелы в мифологических представлениях известны уже в эпоху неолита (изображения в Чатал-Хююке в Южной Турции) и, видимо, связаны с развитием примитивного пчеловодства, прежде всего в ареале Малой Азии, Кавказа. Ближнего Востока, Египта (существовали и другие изолированные очаги пчеловодства, ср. свидетельство Д. де Ланды в «Сообщении о делах в Юкатане»). С Пчелой связан один из важных вариантов мотива плодородия — «открытие» весны. В русских веснянках Пчела появляется в тех же контекстах («... Ты замкни зимоньку..., отомкни летечко..., лето хлебородное»), что и другие символы весны — жаворонок, кулик, Мати Пречистая. Но Пчела иногда выступает как орудие бога, способствующего пробуждению (вызыванию) божества плодородия.

В хеттском мифе божество плодородия Телепинус исчезает и погибают растения, животные, люди и боги, всё застилает облако (пчелиного) роя. Мать богов Хан-наханна посылает на поиски Телепинуса Пчелу, которая находит и жалит его. Бог приходит в неистовство. Его гнев умеряет особыми обрядами богиня Камрусепа (букв. «дух пчелиного роя», соответствует хатти Каттахци-Фури, «царица богиня»). Когда гнев Телепинуса стихает, облако (пчелиного) роя исчезает. Свидетельство о связи Пчел с образом мирового дерева сохранилось и в русской обрядовой традиции [«Вырастало деревце да кипарисовое. Как в этом деревце да три угодьица: по вершине деревца да соловей песни поёт, посередь-то деревца да пчёлы яры (ср. ярость Телепинуса и связь с Пчелой Ярилы) гнезда вьют»]. Согласно скандинавскому мифу, живительным священным мёдом пропитано древо Иггдрасиль. В ряде традиций существует связь Пчелы с дубом, выступающим и как мировое дерево, и как дерево громовержца. Ср. басню Федра (II 13) о пчелиных сотах на высоком дубу или гимн Каллимаха к Артемиде, связанной с Пчелой, где говорится о выстреле в улей и затем в дуб (выстрел или громкий звук связывается с обузданием дикого роя Пчел).

В русской традиции устойчив мотив появления Пчел на Руси из заморской стороны: бог посылает Зосиму и Савватия принести «божью работницу» (или Свиридина и Свиридину, т. е. самца и самку Пчел) на Русь из земли Египетской (из горы, из пещеры в стране идольской или, наоборот, райской); в свою очередь архангел Гавриил поднимает всю «пчелиную силу» и велит ей лететь на Русь. Согласно заговорам, переносу Пчел на Русь покровительствуют Спас и богородица, находящиеся на камне алатырь. Это подкрепляется наличием на Руси пчелиного праздника — 17 апреля, дня Зосимы, чей образ представляет собой одно из переживаний языческой эпохи с её культом пчелиного бога, подлинное имя которого было утрачено (зосимою назывался улей с иконой Зосимы и Савватия, соловецких угодников). В качестве литовского эквивалента Зосимы выступает Бубилас. В Др. русских текстов (песен, заговоров) с Пчелой связываются Егорий и Илья (которые так или иначе являются трансформациями громовержца), а также огонь и вода, стихии орудия громовержца. Подобная связь Пчелы (с громовержцем Юпитером) обнаруживается и в римской традиции. Ср. потопление первого роя Пчел в воде, рождение Пчел из воды, от водяного (ср. историю аркадского пастуха Аристея, сына водяной нимфы Кирены и внука реки Пенея или — по другой версии — Урана и Геи, отождествлявшегося с Зевсом или Аполлоном и ведавшего охраной Пчел), жертвоприношение Пчел водяному и т. п. (ср. Пчел, носящих Деметре чистую воду из святого источника), мотив зажигания Пчелами монастыря с последующим заливанием пожара (ср. представление румын о том, что пожар, возникший от молнии Ильи, можно потушить только водой, смешанной с мёдом, или самим мёдом, освящённым в Ильин день).

Пчелы участвует в космогонических мифах и преданиях, выступая на стороне бога и против злого духа. В богомильской бинарной легенде сочетаются мотивы Пчел, стрелы, свадьбы солнца на фоне поединка бога и дьявола. В одной румынской космогонической легенде Пчелу частично поражает сатана (отчего у Пчел на теле есть тонкий разрез). Но чаще именно Пчела жалит противника бога. Сниженный вариант этого мотива представлен в животной сказке, например о козе лупленой, которая забралась в избу, выжив из неё зайца, и никого туда не пускала, пока её не ужалила Пчела (Афанасьев, .№ 62). Для этой схемы возможно предположение о том, что громовержец с помощью Пчел вызывал животное (козу), воплощающее плодородие. В этом случае получает объяснение непосредственное предшествование пчелиного праздника первому весеннему празднику плодородия (Егорьев день, ярильский праздник и т. п.). Косвенной отсылкой к персонажам «основного» мифа можно считать широко распространённую связь Пчел именно с богоматерью как женой бога (или его матерью).

Так, у адыгов имя древнего божества Пчелы неизвестно, но покровительницей Пчел считается Мерем (ср. в христианской традиции: согласно святой Бригитте, дева Мария говорила: «Я воистину была ульем, когда самая священная пчела — сын божий — поселилась в моём чреве»), у абхазов — Анана-Гунда, у осетин — Анигал. Покровителем Пчел является и мужской персонаж, типологически продолжающий образ бога, мужа женского персонажа из «основного» мифа (Джарг у сванов, Джеге у мегрелов).

В некоторых традициях как предпочтительная оформляется связь Пчел с божествами плодородия из класса Великих матерей (или богинь-матерей). Вплоть до эллинистической эпохи в Малой Азии жрецов Кибелы, сходной с богиней матерью, называли «Пчелой». Пчелиная тема определяет многие черты устройства и организации древнего святилища Артемиды в Эфесе. Сама Артемида рассматривалась как образ священной Пчелы, её культовым животным считалась Пчела, жрицы святилища назывались пчелами (КУСКИ, Собств. «медуницы»), жрецы-евнухи — трутнями, Пчелами назывались и жрицы Деметры, Персефоны, Великой матери (возможно, Реи как дочери Урана и Геи, жены Кроноса и всех Кронидов). В богатом мёдом Эпидамне особенно почитали родоначальницу Пчел нимфу Мелиссу. Пчела была символом «медовых» Индры, Вишну и Кришны; известен образ Кришны в виде Пчелы, вьющейся над головой Вишну; тетива лука бога любви Камы представляла собой нить с нанизанными на неё Пчел. В раннехристианском искусстве катакомб Пчела символизировала восставшего из смерти Христа, бессмертие. Вместе с тем Пчела была и образом царской мощи (например, в Египте), особой витальной силы — маны, царской мудрости, накопляемой подобно тому, как Пчелы собирают нектар (ср. «Пчела» как типовое начало средневековых сборников нравоучительного характера). Идеальное устройство общества в его монархическом варианте, которое нередко соотносили с пчелиным ульем, противопоставлялось муравейнику как образу демократически-уравнительного общежития. Высокая степень «организованности» Пчел и мёда (особенно сотового), олицетворяющих начало высшей мудрости, делает Пчелу и мёд универсальными символами поэтического слова, шире — самой поэзии. В древнегреческой и римской традиции поэты нередко сравнивают себя с Пчелой (Ср. в русской поэзии возобновленное Вяч. Ивановым и О. Э. Мандельштамом: «Чтобы, как пчёлы, лирники слепые /Нам подарили ионийский мёд...».) Однако другая мотивировка, основанная на связи Пчел и мёда со сферой смерти (ср. посвящение мёда хтоническому божеству Гекате и медовых лепёшек богине-матери — матери-земле; ср. обычаи приглашать Пчел на похороны, драпировать улей трауром и употреблять мед для ритуальных возлияний на моталах, отсылает к мифологеме поэта, спускающегося в царство мёртвых, к смерти ради обретения высшей творческой силы — новой жизни, бессмертия («Возьми ж на радость дикий мой подарок /Невзрачное сухое ожерелье/ Из мёртвых пчёл, мёд превративших в солнце» — О. Э. Мандельштам). Мёд и медовые напитки — нектар, амброзия составляют пищу бессмертных богов Олимпа, ими вскормлены Дионис и Гермес, акридами и диким мёдом питался в пустыне Иоанн Предтеча. По библейскому описанию, в земле обетованной «течёт» молоко и мёд (Исх. 3, 8).

В «Атхарваведе» духовное познание уподобляется производству мёда пчёлами. Подобная же символика прослеживается в обрядах инициации (ср. в митраизме омывание посвящаемыми своих рук мёдом; обычай обмазывать тело умершего мёдом, ср. описание Геродотом вавилонского обычая хоронить в мёде мёртвых; близкий обычай, вероятно, стоит за мифом о Главке, утонувшем в бочке с мёдом). Ряд положительных символических смыслов связывается с пчелиным ульем: красноречие, трудолюбие, порядок, бережливость, мудрость. Пчелиная матка обычно выступает как символ верховной власти, плодородия, богини-матери (эмблема девы Марии). В геральдике особенно часты образы Пчел и цветка, пчелиной матки, пчелиного роя, Пчел и мёда и т. п.

С Пчелами связано огромное количество мифологических и сказочных мотивов. Один из них — происхождение Пчел из тела мёртвого животного (В 713), основанный на том, что Пчелы действительно охотно устраивают себе улей в трупах скота, в скелетах. Именно этот мотив предполагается загадкой Самсона («из ядущего вышло ядомое, и из сильного вышло сладкое» — Суд. XIV 14), основанной на эпизоде, когда Самсон обнаружил в трупе убитого им незадолго льва рой пчёл и мёд, взял мёд и накормил им домашних (XIV 6—10). Иногда развивается мотив о происхождении Пчел из слез или слезы, упавшей из глаз распинаемого Христа (в одной бретонской сказке), или из слез солнечного бога Ра (в египетской версии мифа). Нередко Пчелы даются человеку в готовом виде культурным героем (как, напр., у южноамериканских индейцев кайнганг). К числу распространённых относятся сказочные мотивы Пчелы — «божьей помощницы» (В 482), Пчелы — «божьей лазутчицы» (А 33), Пчелы — как души умершего или образа реинкарнации (Е 734; Е 715.ЗЛ; Е 616.1). Во многих традициях Пчела по ряду признаков объединяют с людьми: о Пчеле говорят, что она «умерла» (а не «сдохла»); с Пчелой здороваются, на пасху их поздравляют. Объявление Пчел важных фактов (о смерти, каких-либо тайн и т. п.) — характерная черта «пчелиных» обрядов. Пчелы обычно являются (и в Африке, и в Австралии) тотемными животными (нуэр объединяют Пчел и питонов в один тип тотемов из-за сходства окраски тела). С Пчелой связана широчайшая сфера табуирования — от табуированных названий, число которых иногда очень значительно, включая особые запреты (например, на покупку пчёл в пятницу или даже вообще на покупку; их приручают, Пчел делятся или владеют сообща; ср. белорус, сябрына как своеобразную форму духовного родства на почве совместного владения пчелиным роем) и до особой «магической» технологии пчеловодства, сохраняемой иногда в самой глубокой тайне.

Пчела замечательное насекомое - истинный кладезь исключительно позитивной символики. Пчела олицетворяет такие прекрасные нравственные качества, как усердие, трудолюбие, мудрость, oдyxoтворенность, скромность, умеренность, сдержанность, коммуникабельность, физическая и духовная чистоплотность. Маленькая гордая пчелка - символ храбрости, достоинства и самоотверженности, поскольку она всегда может постоять за себя, хотя, ужалив врага, погибает сама. Впрочем, только глупец станет проклинать ужалившую ero пчелу, ведь ее яд в отличие от яда черной мамбы, гюрзы или скорпиона не только не опасен, но и целебен.

Опосредованным образом полезные продукты жизнедеятельности пчелы cдeлали ее также эмблемой красноречия (по аналогии с медоточивыми речами) и просвещения (из-за воска, идущего на изготовление свечи).

Отдельным важнейшим символическим значением выдающиеся умы средневековья (Н. Макиавелли, У. Шекспир и др.) наделяли пчелиный улей, усматривая в нем яркую аллегорию на современное им феодальное государство, где пчелиная матка олицетворяет властную королеву, рабочие пчелы выступают в роли трудолюбивых крестьян, а трутни изображают паразитирующих на крестьянском труде бездельников-дворян.

В мифологии пчела выглядит как божественное существо, спутница и помощница бессмертных небожителей. Само ее происхождение часто окружено ореолом святости: согласно древнеегипетскому мифу, пчелы родились из слез солнечного бога Ра.

В хеттской мифологии пчела изображается спасительницей мира от засухи, а в греческой - кормилицей caмoгo Зевса, заготавливающей на зиму запас меда и воска. Мед диких пчел мифического Золотого века - не что иное, как амброзия - дарующая бессмертие пища богов.

У каждого народа, занимавшегося пчеловодством, существовали схожие поверья о богах - покровителях пчел. О ниспослании богатоrо урожая меда черкесы молились богине Мерием, осетины - пчелиному богу Анигалу, литовцы - Бубиласу и т.д. В благодарность за их покровительство люди жертвовали им первый кувшин свежего душистого меда.

Пчелы являлись спутницами и некоторых античных богинь: фригийской Кибелы, греческой Артемиды, римской Дианы, а жриц богини плодородия Деметры даже именовали «пчелками».

В религии народов мира образ медоносного насекомого подвергся идеализации, причем зачастую пчеле по недоразумению приписывали несвойственные ей качества. Так, некоторые народы, ошибочно принимавшие ее зимнюю спячку за смерть, изображали пчелу на нaдгpoбиях как эмблему воскрешения, а греки, арии и мусульмане видели в ней аллегорию чистой души.

Христиане тоже впали в подобного рода заблуждение: полагая, что пчела размножается неким целомудренным образом, они сделали ее символом непорочногo зачатия и эмблемой безгрешной Девы Марии. Пчелу идеализировали многие отцы христианской церкви. Знаменитый проповедник Бернар Клервоский, например, усматривал в ней воплощение Святого Духа. Наконец, с пчелой в христианстве тесно связан и образ сaмoгo Спасителя: ее мед ассоциировался с благодатью Христа, а жало - с его страданиями. В индуистской иконографии пчела - символ перевоплощения могущественных богов. Тому или иному божеству соответствовала определенная эмблема: пчела, сидящая на лотосе, указывала на Вишну; пчела над треугольником являлась отличительным знаком Шивы; а гoлубая пчела на лбу - эмблемой Кришны.

В голубом масонстве пчела является символом трудолюбия. Братьев ордена иногда уподобляли этим усердным насекомым, а масонскую ложу - улью, где постоянно кипит их неустанная работа.

В военном деле античности и Средневековья пчелы довольно часто использовались в качестве живого оружия. Один из наиболее ярких примеров переносит нас в романтическую эпоху Крестовых походов. Во время Третьего Kpecтoвoгo похода отряды иерусалимских, французских, английских, датских и фламандских крестоносцев почти два года безуспешно осаждали сарацинскую крепость Аккру на побережье Сирии. Положение изменилось, когда летом 1191 года в лагерь Kpecтоносцев под Аккрой прибыл прославленный английский король Ричард Львиное Сердце, поражавший воображение современников своей громадной физической силой, безрассудной отвагой и безудержной фантазией. Перед решающим штурмом Аккры по приказу Ричарда Kaтапульты забросили в крепость сотни пчелиных ульев. Когда рыцари пошли на приступ, мусульманам было не до них: под жалами обезумевших пчел сарацины в панике разбежались, а защищенные латами крестоносцы могли не опасаться мeсти разъяренных насекомых. Так пчелы помогли христианскому воинству овладеть сильнейшей цитаделью в Сирии.

В эмблематике стран Древнего Bocтока пчела стала символом царской власти, а в период Древнего Царства она являлась также эмблемой всего Нижнего Египта. Золотая пчела - личная эмблема французскоrо короля Хильперика (539-596) и великого Наполеона Бонапарта. В 1804 rоду, во время коронации Наполеона, его пурпурная императорская мантия была расшита золотыми пчелами. В Средние века и в Новое время большой популярностью пользовалась глубоко символичная эмблема пчелиного улья. В период деятельности 1 Интернационала эта эмблема отличала его французскую секцию. В российской городской геральдике лишенная символического содержания эмблема улья указывает на районы развитoгo пчеловодства. В этом значении она предстает в гербе Тамбова, где в лазоревом поле изображен улей с тремя взлетевшими над ним золотыми пчелами.

Пчела в геральдике символизирует трудолюбие. За усердие и трудолюбие, проявленные в гражданской службе, золотыми пчелами были украшены гербы многих российских дворян: Авериных, Ананьевских, Бежиных, Бежичей, Боrдановых, Бредихиных, Baraнoвыx, Гладких, Голиковых, Ефименковых, Захаровых, Зерновых, Кандаминцевых, Карташевских, Латыниных, Линицких, Молчановых, Протопоповых, Смирновых, Хлебниковых, Христиани, Чаадаевых, Шаховых, Штиrлиц и Яковлевых. Не чужда эта эмблема и западноевропейской геральдике. Три золотые пчелы изображены даже в гербе папы Урбана VIII (1623-1644).

Погодная мантика, основанная на многовековых наблюдениях за особенностями поведения пчел, давно выработала множество правдивых народных примет.
* Если поyтру пчелы гyдят и не вылетают из ульев, значит, надвигается ненастье. * Если пчелы, покидая улей, улетают недалеко, значит, в скором времени следует ожидать дождя. * Если пчелы неустанно трудятся с paннeгo утра до позднего вечера, значит, предстоит длительное ненастье. * Если пчелы рано прекращают работу, значит, на следующий день будет ясная погода. (myfhology.info)

Отрывок из книги Тэда Эндрюса "Определи свой тотем. Полное описание магических свойств животных, птиц и рептилий"

У многих народов пчела играла роль мистического и религиозного символа. В индуистском искусстве, в зависимости от контекста, пчела могла олицетворять Вишну, Кришну или даже богиню любви Каму. В Египте пчела была символом королевского достоинства. В Греции она была частью сложного символизма Элевсинских мистерий, а кельты ассоциировали ее с тайной мудростью. Но, пожалуй, чаще всего пчелу связывали с сексуальностью и плодовитостью из-за ее жала, а также ее активного участия в опылении цветов.

Некогда пчелы считались также символами осуществления чего-то невозможного. Многие годы ученые были не в состоянии понять, как пчелы могут летать. С точки зрения аэродинамики, их тело является слишком большим по отношению к крыльям. Только недавно науке удалось определить, что полет пчелы возможен благодаря тому, что ее крылья двигаются с очень большой скоростью. Тем не менее, для многих она остается символом осуществления того, что на первый взгляд кажется невозможным.

Пчел зачастую считают самыми трудолюбивыми и полезными из насекомых. Без их участия не вырос бы ни один цветок, и многие фруктовые растения не принесли бы плодов. Большинство цветковых растений размножаются благодаря опылению. Когда пчела опускается на цветок, собирая нектар, к ее лапкам прикрепляется пыльца, которая затем переносится на другие цветы, и происходит процесс оплодотворения.

Пчела приносит пользу не только благодаря опылению. Она также производит мед и ловит других насекомых, помогая уравновешивать их численность. Пчелы, которые строят свои жилища в земле, способствуют разрыхлению почвы и делают это зачастую намного лучше земляных червей.

Если в вашей жизни в качестве тотема появилась пчела, то вам следует задуматься о своей производительности. Все ли вы делаете для того, чтобы ваша жизнь стала более плодоносной? Достаточно ли вы трудолюбивы? Находите ли вы время для того, чтобы насладиться сладостью своих побед, или вы относитесь к числу трудоголиков? Не ставите ли вы перед собой непосильных задач?

Лапки пчел – это их самый чувствительный орган. По существу, с помощью лапок пчела различает вкус. Опускаясь на цветок, она может определить, есть ли в нем нектар. Уделяете ли вы время тому, чтобы получать удовольствие от работы и любой другой деятельности, которой вы занимаетесь? Пчела напоминает нам о том, что наши занятия будут более полезными и приятными, если мы найдем время, чтобы насладиться ими.

Жало часто рассматривается как фаллический символ. Большинство пчел могут ужалить только один раз. На жале имеются зазубрины, которые мешают вытащить его после применения. Пчелиная королева или матка может жалить более одного раза, но она применяет свое жало только тогда, когда произведена на свет другая королева.

Большинство пчел образуют сообщества со своей структурой и иерархией. Особенно наглядно это проявляется в семействе шмелей или земляных пчел. В нем имеются королева или матка, трутни и рабочие пчелы. Первый выводок королевы полностью переходит в разряд рабочих пчел. Они занимаются строительством и содержанием гнезда. Подобно муравьям, пчелы являются прекрасными строителями. Медовые соты создаются в форме шестигранника. Этой геометрической фигуре издавна придавалось большое мистическое значение. Она является символом сердца и сладости жизни, которой могут наполняться наши сердца. Кроме того, она символизирует солнце и все связанные с ним энергии.

Пчела напоминает нам о том, что, независимо от того, насколько недостижимой кажется ваша мечта, всегда есть надежда на ее осуществление, если мы будем неотступно следовать по намеченному пути. Пчела вселяет в нас надежду на то, что у нас появится возможность испить до дна сладость жизни, если мы будем верны нашим мечтам. (esoterics.wikireading.ru)

Мифы и легенды о пчеле
Пословицы и поговорки

Без пчел не получишь меда; без работы не получишь денег. - No bees, no honey; no work, no money.
Без пчелиных укусов меда не бывает.
В чужой пасеке пчел не разведешь.
Где мед, там и пчелы.
Где пчелы, там и мёд.
Где цветы расцвели, там и пчел много.
Давала бы каждая пчела мед - горы и камни стали бы сладкими.
Дарила медом пчела да и померла.
Если все пчёлы мёд дадут, в мире некуда будет его девать.
Жена не коза, дети не пчелы.
За пчелой пойдешь - до меду дойдешь, за жуком пойдешь - до навозу дойдешь.
Заплаканное лицо и пчелы жалят.
Зосимы пчельника: расставляй улья на пчельнике.
И пчелка летит на красный цветок.
И пчелы без матки жить не могут.
Из одного и того же цветка змея делает яд, пчела — мед.
К истинному ученому люди наперебой спешат за советом; к ароматному кусту цветов пчелы слетаются роями.
Как пчелы, с цветка на цветок летают; как жуки, со всех сторон налетели.
Когда небеса в огне, пчелы роятся в тучах (т. е. в смутные времена плохие люди пользуются случаем, чтобы устроить свои дела).
Корми меня до Ивана, сделаю из тебя пана (говорит пчела).
Кто держит пчёл и коней, тот на бедность никогда не жалуется.
Кто любит мед, заводи пчел!
Кто не вкусил пчелиного яда, тому не оценить пчелиного меда.
Кто разводит пчел, - облизывает пальцы.
Кто хочет меду, должен терпеть укусы пчел.
Лихих пчел и подкур неймет.
Лысый человек никогда не тревожит пчел.
Любишь мед - переноси и пчелиное жало.
Люди рады лету, а пчела цвету.
Медком полакомиться люблю, да не выношу пчелиных укусов.
Муравей не по себе ношу тащит, да никто спасиба ему не молвит; а пчела по искорке носит, да Богу и людям угождает.
На всякий цветок пчелка садится, да не со всякого цвета поноску берет.
На Евфимия вносят и убирают пчел.
На Ильин день перегоняют пчел, подчищают ульи, подрезывают первые соты.
На красный цветок и пчела летит.
На рождество Христово метель - пчелы хорошо роиться будут.
На св. Пуда доставай пчел из-под спуда (северн. и восточн.).
На Тихвинскую ягоды поспевают. Пчела вылетает за поноской (?).
На хороший цветок и пчелка летит.
Не летит пчела от меду, а летит от дыму.
Не на себя пчела работает.
Не погнетши пчел, и меду не есть (не ясти).
Не поддавайся на пчелкин медок; у нее жальце в запасе.
Не познал яда пчелы - не поймешь сладости меда.
Не поймать ни овода, ни пчелы.
Нет пчелки без жальца, нет розы без шипов.
Овца, как пчела, дает одну прибыль.
Одна пчела дороже ста комаров.
Одна пчела лучше пригоршни мух.
Одна пчела немного меду натаскает.
Одной пчеле Бог сроду открыл науку.
От мертвых пчел меду захотел.
От ядущего ядомое изыде и от крепкого сладкое (Сампсон, лев, пчелы, мед).
Пастух рад лету, пчела - цвету, а сирота - привету.
Пастух ради лета, а пчела ради цвета.
Плохие пчелы - плохой и мед.
Потревоженные пчелы больно жалят.
Пчела - божья угодница.
Пчела - даровой батрак.
Пчела далеко за каплей летит.
Пчела делает мед, но не ест его, ласточка вьет гнездо, но не живет в нем.
Пчела жалит жалом, а человек - словом.
Пчела жалит только грешника.
Пчела знает, где мед брать.
Пчела и муха не сработаются в одной колоде.
Пчела летает (с цветка на цветок), а соты неподвижны.
Пчела мала, а и та работает.
Пчела на каждый цвет садится.
Пчела трудится - для Бога свеча пригодится.
Пчелка и та взятку берет.
Пчелки без матки - пропащие детки.
Пчелы есть — так цветов нет.
Пчелы по овце, крылья по епанче: с поносу летят, заборы трещат.
Рады люди лету, а пчела цвету.
Роза с шипами, а мед - с пчелами.
Скупые, что пчелы: мед собирают, да сами умирают.
Сладок мед, да пчелы жалят.
Слепня и пчелу одновременно не поймаешь (...не схватишь).
Слово как пчела - имеет мёд и жало.
Трудолюбивая пчела не печалится.
У мертвых пчел меду захотел.
У пчелы спина полосатая, а тигром ее не назовешь.
Увидел пчелиное жало и от меда отказался.
Ужалила пчела - два мерина со двора.
Умная пчела не собирает мед с опавших цветов.
Хватил медку из-под пчелки.
Хочешь быть богатым, копи богатства, как пчела.
Человек по свету, как пчела по цвету.


Песни

Башня Rowan - Пчелы

Иван Купала - Пчёлы

Наталья Ветлицкая - Пчелы

Павло Зібров - Мертві Бджоли Не Гудуть

ПЕТРА - Я Пчела

Про пчёл
(Саша Чёрный)

Сладок мед, ужасно сладок!
Ложку всю оближешь вмиг...
Слаще дыни и помадок,
Слаще фиников и фиг!

Есть в саду пчелиный домик -
Ульем все его зовут.
- Кто живет в нем? Сладкий гномик?
- Пчелы, милый, в нем живут.

Там узорчатые соты,
В клетках - мед, пчелиный труд...
Тесно, жарко... Тьма работы:
Липнут лапки, крылья жмут...

Там пчелиная царица
Яйца белые кладет.
Перед ней всегда толпится
Умных нянек хоровод...

В суете неутомимой
Копошатся тут и там:
Накорми ее да вымой,
Сделай кашку червякам.

Перед ульем на дощечке
Вечно стража на часах,
Чтобы шмель через крылечко
Не забрался впопыхах.

А вокруг ковром пушистым
Колыхаются цветы:
Лютик, клевер, тмин сквозистый,
Дождь куриной слепоты...

Пчелы все их облетают -
Те годятся, эти - нет.
Быстро в чашечки ныряют
И с добычей вновь на свет...

Будет день - придет старушка,
Тихо улей обойдет,
Подымит на пчел гнилушкой
И прозрачный мед сберет...

Хватит всем - и нам и пчелам...
Положи на язычок:
Станешь вдруг, как чиж, веселым
И здоровым, как бычок!

Меня ужалила пчела
(М. Бородицкая)

Меня ужалила пчела,
Я закричал: “Как ты могла?!”
Пчела в ответ:
“А как ты мог
Сорвать любимый мой цветок?
Ведь мне он был ужасно нужен:
Я берегла его на ужин!”

* * *
(Осип Мандельштам)

Возьми на радость из моих ладоней
Немного солнца и немного меда,
Как нам велели пчелы Персефоны.

Не отвязать неприкрепленной лодки.
Не услыхать в меха обутой тени.
Не превозмочь в дремучей жизни страха.

Нам остаются только поцелуи,
Мохнатые, как маленькие пчелы,
Что умирают, вылетев из улья.

Они шуршат в прозрачных дебрях ночи,
Их родина – дремучий лес Тайгета,
Их пища – время, медуница, мята…

Возьми ж на радость дикий мой подарок
Невзрачное сухое ожерелье
Из мертвых пчел, мед превративших в солнце.

Пчела
(Константин Бальмонт)

Мне нравится существенность пчелы,
Она, летя, звенит не по-пустому,
От пыльника цветов дорогу к грому
Верней находит в мире, чем орлы.

Взяв не́ктар в зобик свой, из этой мглы,
Там в улье, чуя сладкую истому,
Мёд отдаёт корытцу восковому,
В нём шестикратно утвердив углы.

Из жала каплю яда впустит в соты,
Чтоб мёд не забродил там. Улей — дом.
Цветы прошли, — пчела забылась сном.

Ей снится храм. В сияньи позолоты
Иконы. Свечи. Горние высоты.
И хор поёт. И колокол — как гром.

Пчела
(Константин Бальмонт)

Пчела летит на красные цветы,
Отсюда мёд и воск и свечи.
Пчела летит на жёлтые цветы,
На тёмно-синие. А ты, мечта, а ты,
Какой желаешь с миром встречи?

Пчела звенит и строит улей свой,
Пчела принесена с Венеры,
Свет Солнца в ней с Вечернею Звездой.
Мечта, отяжелей, но пылью цветовой,
Ты свет зажжёшь нам, свечи веры.

* * *
(Максимилиан Волошин)

Дети солнечно-рыжего меда
И коричнево-красной земли –
Мы сквозь смерть во плоти проросли,
И с огнем наша схожа природа.

Подымаясь к огню на высоты,
Припадая бессильно к земле,
Неустанно мы строим во мгле
Наших тел шестигранные соты.

В них огонь претворяем мы в мед.
И, поднявшись над солнечным краем,
Точно свечи из воска сгораем…

В улье неба века и века
Мы, как пчелы у чресл Афродиты,
Вьемся, солнечной пылью повиты,
Над огнем золотого цветка.

Пчелы
(Виктор Боков)

Ой, страда! Пахнет медом и ядом,
Кружит голову зной и дурман
Даже совестно как-то, что рядом
Ты стоишь, пряча руки в карман!

Из распахнутых липовых просек,
Где сохатый с оглядкой прошел,
Как солому с комбайна выносит
Легкокрылое воинство пчел.

Не беда, что лететь им далече
До села, до родного плетня!
Разгулялось пчелиное вече,
Стонет радостный колокол дня!

Пчела
(У Чэн-энь*)

С узенькой талией, крошечным телом,
Рыльце в меду, а в жале яд —
Сквозь ветви ив подобно стрелам
В поля за нектаром они летят.
Звездам небесным подобны падучим,
Сыплются, сыплются вниз без конца,
И поднимаются с грузом пахучим,—
Плотно на тельце налипла пыльца;
Тонкие крылышки бьются упрямо,
Ноша при ветре для них тяжела...
Выползла из буддийского храма
Маленькая пчела.
* * *
Ветру покорны тонкие крылышки пчелки,
Тельце блестит в полосатой одежде из шелка,
А хоботок торопливый пыльцу собирает с цветов.
Много у пчелки забот, и опасностей также немало,
Но уберечься от них помогает ей острое жало,
Жало — защита ее от жестоких врагов.
Что же такое задумала хитрая пчелка?
Вот подлетела к воротам, вот юркнула в щелку...
* * *
Желтых крылышек мерцанье,
В сладком соке хоботок,
В полосатом, легком тельце
Жало острое несет.
То стрелой по ветру мчится,
То садится на цветок,
То в лучах горячих пляшет,
То стремглав летит вперед.
Лучше всех она умеет
Сок цветочный отыскать
И, собрав нектар душистый,
Унести его тайком.
Целый день в трудах проводит
И не хочет отдыхать:
То напрасно суетится,
То колдует над цветком.
День за днем она готовит
Нам густой и сладкий мед,
И не ведает, бедняжка:
Этот мед — не для нее.
Поработает все лето
И среди душистых сот
Нам на память оставляет
Тельце хрупкое свое.